Добавить в избранное
Белая магия
Главная
Все о магии
Белая магия
Черная магия
Стихийная магия
Ритуальная магия
Элементы магии
Применение магии
Что должен знать маг
Каталог


‚ᥠ® ¬ ЈЁЁ
Џа ЄвЁзҐбЄ п ¬ ЈЁп Џ®аз , бЈ« §, Їа®Є«пвЁҐ

Различие между черной и белой магией

Различие Белой и Черной Магии. Предыстория такого разделения крайне неясна, но, без сомнения, в главном оно появилось не раньше, чем в эпоху позднего средневековья — то есть, начало такого разделения совпадает с окончательным противопоставлением Добрых и Злых Духов. В Египте, в Индии и в Греции не было ничего похожего на дьяволов в христианском понимании; Typhon (мифическое чудовище, олицетворяющее буркэ/, Juggernaut (один из Инд. богов) и Hecate (древнегреческая богиня Земли) были не менее божественны, чем главные боги, и обряды, вероятно, были в своём роде столь же священны, как и мирные таинства Ceres (в дорийскую эпоху — божество земледелия).

Каждая из оккультных наук по чисто внешним признакам, но совершенно неправильно по сути, причислялась к тому, что известно под именем Черной Магии. Астрология, или оценка небесных влияний на характер и жизнь человека, могла быть причислена к ней из-за создания направленных против других и использующих эти влияния талисманов.

Эзотерическая Медицина, которая практиковала применение оккультных сил влечении человека и включала в себя традиционное знание целебных свойств, присущих некоторым веществам, игнорируемых фармакологией7, породила тем самым тайную науку создания ядов, порчи и разрушения здоровья, разума или жизни неведомыми силами. Попытки превращения металлов алхимиками свелись к искусству их подделывать. Подобным же образом, искусство Предсказания, или то, что, как предполагается, вносит в человеческую жизнь ясность, скатилось до разнообразных форм колдовства, а Церемониальная Магия — до общения с дьяволами. Белая Церемониальная Магия — это, по определению, попытка связаться с Добрыми Духами в добрых, или по крайней мере невинных, целях. Черная Магия — попытка связаться со Злыми Духами с целью причинения зла или с иной неблаговидной целью.

Установленные здесь различия, на первый взгляд, совершенно ясны. Однако когда мы начнём сравнивать литературу Черной и Белой Магии, то обнаружим, что, если исходить из определений, разница вовсе не столь очевидна, как это может показаться. Начнём с так называемого Теургического Церемониала, относящегося к Белой Магии, который включает в себя Ритуалы обращения к Злым Духам. Предположим, что они вызываются для усиления выполняемых действий вопреки своей природе, и тогда вопрос сразу усложняется, и Белая Магия, таким образом, должна быть определена как попытка связаться не только с Добрыми, а и со Злыми Духами, но в благих, или по крайней мере невинных, целях. Здесь, конечно, все еще сохраняется довольно чёткое различие, но, если обратиться к практической стороне предмета, его явно недостаточно. Однако рассуждение на тему о том, что считать доброй, а что— невинной целью, содержит в себе возможность для дальнейшей путаницы. Впоследствии станет ясно, что цели и устремления Магии в большинстве своём совершенно ребяческие, так что мы должны различать Черную и Белую Магию не как бесспорно добрую и злую, но как то, что является несомненно злым и то, что может быть просто глупым. Но этим трудность не исчерпывается. Как будет показано далее, Белая Церемониальная Магия допускает, видимо, возмоленость обращения к ней с целями, неподобающими для неё, а также во многом легкомысленными. С необходимостью следует вывод, что нет никакого строгого различия между двумя ветвями магического Искусства. Нельзя даже сказать, что Черная Магия неизменно злая, а Белая — злая только иногда. То, что называется Черной Магией, ни в коем случае не является однозначно дьявольским; она соприкасается с нелепыми и глупыми процессами столь же часто, как Белая Магия — с неблаговидными действиями. Таким образом, максимум, что может быть установлено, — это деление магической литературы на две основные группы, одна из которых обычно именует себя Черной, но в общем они совпадают.

Вероятно, обоснованность мнения, что существует различие между сущностью Магии и её Ритуалами, заключается в том, что всегда был зримый контраст между сферами влияния Мага и Колдуна, а тот факт, что в церемониальной литературе это различие выражено слабо, можно, судя по всему, охарактеризовать только как путаницу. Но утверждать, что тексты были искажены или извращены редакторами, нельзя. Белая Магия обычно не упоминалась в текстах Чёрной; а Ритуалы Goetic не описывались в псевдорелигиозных выражениях. Они, в основном, соединялись естественным образом, и разделить элементы без вмешательства в их структуру невозможно.

Современный оккультизм воспринял и развил это очевидное различие. Тайное традиционное знание — существующее как бы помимо письменного слова Магии — это та невидимая наука, которая, как полагают, существует в тени всей науки, это религия вне всех религий; между ним и Магией как будто существует некая связь или они тождественны. Обращение к тайному знанию подтверждает, что начало развитию оккультизма было положено двумя отрядами его приверженцев, которых иногда неверно называли «Правые Братья» и «Левые Братья»; в качестве их целей декларировались соответственно абстрактное добро и абстрактное зло, и в каждом случае это было нечто отличное от того, что принято понимать под Белой или Черной Магией. Как и ожидалось, литературные источники не подтверждают такой вывод, но, в рамках данного предположения, это едва ли должно расцениваться как возражение. Что же до остального, если множество слухов и несколько сомнительных открытий приведут нас к некоторым уступкам, что, возможно, вызовет некоторое оживление дьяволизма не в одной стране Европы и попытки в наши дни открыто связаться с Силами Тьмы, то надо сказать, что эти попытки возвратятся в старом обличье, но вовсе не будут сопровождаться ужасом и размахом, свойственным современности. Парижский Дьяволизм, например, если вообще правомерно говорить о существовании такового, — это Черная Магия Гримуара, а не такие уж страшные Братья Левой Руки, несущие своё зло словно венец, и вовсе не бессмертные в своём одухотворённом зле. Эти загадочные персонажи просто выдуманы, а затем— как и их confreres (фр.— коллеги) — возвеличены или, по крайней мере, обелены. Между Розенкрейцерами, посвященными в астральные тайны и amatores diaboli, несомненно, существует обязательство союза, который является результатом одного факта: И п'у a pas des gens plus embetants que ces gens-la.

Copyright © 2007-2010 Мир магии - черная и белая магия, обряды и ритуалы, теория и практика магии
Создание и продвижение сайтов WebStudia